http://bekizhevasaida.ru/

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

ПРОБЛЕМЫ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ (ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ)

Нравственные ценности общества — «вечный» предмет художественного познания. Современная фольклористика призвана общественной потребностью раскрыть значение духовных ценностей. Как известно, общность материальной и духовной культуры народа вытекает из исторических и культурных эпох, через которую он прошел. Народ выражал свое отношение к происходящему через национальные языковые средства, в соответствии со своим менталитетом, миропониманием, художественными традициями. В условиях социальной действительности фольклорное наследие отражает не только глобальные катаклизмы, но и самын многообразные, нравственные процессы, происходящие в социуме. словом нравственный диапазон фольклора безграничен и многообразен.
В условиях реформирования общества возникают проблемы определения системы нравственных ценностей, ориентиров для основных социальных слоев и групп, развития взглядов и убеждений, способных консолидировать общество. Изучение диалектики соотношения общественно-детерминированных факторов формирования гармонии личности современного человека и возможных условий ее саморазвития.
Сейчас мы понимаем, что патриотизм выражается в преданности высшим этическим ценностям народа, опирается на духовно-национальные начала, базируется на принципах органического восприятия высоких нравственных идей, берущих свои истоки в глубине веков.
Ценности — это то, что нужно людям для удовлетворения потребностей и интересов, а также идеи и их побуждения в качестве нормы, цели и идеала.
В современной ситуации социального кризиса старые образцы, идеалы, ценности разрушаются, а новые еще не приобрели устойчивого характера. Возникают разного рода несоответствия между потребностями, ценностями, устремлениями и возможностями их реализации. Такой социальный институт, как семья, является прежде всего, главным средством защиты молодого человека, но в настоящее время теряет свои прежние свойства, поэтому его ориентации приобретают противоречивый характер. Образовавший моральный вакуум требует создания условий по формированию нравственно-эстетического сознания жизненных ценностей, которрые будут способствовать процессу социализации. Опыт и социальная практика показывают, что в качестве таких ценностей могут выступать искусство, этнокультурные традиции, обычаи, верования. Система ценностей, где фольклор занимает особенно важное место, концентрируя в себе всю этническую культуру в целом мощный фактор воздействия на формирование нравственного сознания. Поэтому изучение фольклора входит в круг проблем национальной художественной культуры, ее особенностей и путей развития.
Принадлежность человека к культуре этнически не обусловлена. Это дает простор для выбора: принадлежа к одному этносу, но, находясь на территории другого, мы выбираем, жить ли по принятому здесь «уставу» или продолжать жить по «уставу» своего этноса.
Тесно взаимодействуя культура и общество формируют личность, предлагая ей на выбор свои ценности. Но если культура делает это не навязчиво, предлагая использовать личностные, природой заложенные, способности, то общество поступает несколько иначе, вынуждая индивида принимать иногда неверные решения, приобщаться к чужим ценностям. Обусловлено это, прежде всего, очевидными расхождениями в культурной и социальной стратификации. Обратимся к понятиям личности и человека[1].
Прежде всего, хочется предостеречь от частой теоретической ошибки — отождествления понятий «человек» и «личность». «Человек» обозначает род Homo sapiens, т.е. общие свойства данного вида живых существ, а «личность» — единичного представителя этого вида, индивида. При этом «личность» не является синонимом «индивида» — не всякий индивид является личностью: «принципальное различие содержания данных понятий состоит в том, что индивидом человек рождается, а личностью становится (или не становится) в силу определенных объективных и субъективных условий. „Индивид“ — понятие, характеризующее отличительные черты каждого конкретного человека, животного и даже молекулярного соединения (в естествознании используется понятие „химический индивид“), тогда как „личность“ — понятие, неизвестное ни химии, ни биологии, поскольку оно обозначает духовный облик индивида, сформированный культурой в конкретной социальной среде его жизни, разумеется, во взаимодействии с его вражденными анатомофизиологическими и психологическими качествами» . Таким образом, нужно различать проблемы «культура и человек» и «культура и личность». Содержание первой — вневременное, внерегиональное и внесоциальное, оно состоит в выявлении роли человека как творца культуры и роли культуры как творца человека или, точнее, всего человеческого в человеке. И здесь каждый сам для себя проясняет: хочет ли он быть творцом той или иной культуры или стать его потребителем. Содержание второй проблемы — конкретно-историческое, социально-историческое и регионально-специфическое, особенно актуальное в современных условиях. Это заключается в установлении особых качеств, которые порождают в культуре самосознание личности и потребность ее самовыражения, т.е. тех качеств личности, которые формирует в ней современная культура. В этой связи понятно, что в полиэтническом обществе формируется самосознание толерантной личности, вбирающей в себя все многообразие окружающих и специфику собственной культуры. Но существует и опасность зарождения и развития этнокультурного нигилизма, латентно поддерживаемого вяло текущей в России глобализацией. Вот почему здесь так остра проблема самоидентификации как культурной, так и социальной.
Наблюдая за ростом познания научной парадигмы обратимся к познаниям, которые приводятся в работах Э.Мах в Очерках по психологии исследования [2].
В основе как физических, так и филосовско-религиозных парадигм лежат три ключевые категории или начала. В физике это категории пространства -времени, частиц (материи) и полей переносчиков взаимодействий. В филосовско-религиозных учениях в качестве таковых выступают материальное, идеальное и духовное начала. При этом обнаруживается соответствие категорий двух сфер: физическая категория частиц может быть сопоставлена с материальным началом, категория простанства-времени — идеальным, а поля переносчиков взаимодействий — с духовным. Если всем трем началам придается онтологический статус, то перед нами триалистическая метафизическая парадигма. Опора на два соответствующим образом обощенные начала приводит к трем классамдуалистических парадигм. В физике им соответствуют три названных выше миропонимания: физическое, геометрическое и реляционное, а в филосовско-религиозной сфере -три мивоззрения: религиозное (опирающееся на духовное и материальное начала), идеалистическое (основанное на идеальном и духовном началах) и материалистическое (объединяющее материальное и идеальное начала). Диалектический материализм, согласно определению, охватывает две стороны: материальную (ведущую) и идеальную (дополнительную). Духовное начало игнорировалось в марксистско-ленинском учении.
Зачастую человек оказывается в ситуации почти тупиковой: этнокультурная стратификация в большинстве случаев вступает в конфликт с социальной стратификацией именно в силу своей традиционности. Говоря проще, повышение социального статуса вступает в конфликт с культурной предопределенностью (способностями) и тогда начинается разрушение личности, которая, затем, разрушает все, с чем соприкосается. И выбор для общества здесь один — социальная селекция на основе наследственной предрасположенности, предопределенности способностей. Социальная селекция — звучит устрашающе, но, по сути, глубоко гуманно. Возможно, не надо называть это «селекцией», «отбором» [3], как это было принято в советской литературе. Назовем это свободой выбора, тем, что должно стать стержнем развития личности. И тогда выбор станет не мучением, а удовольствием.
Выбор ценностей в полиэтническом социуме. Очевидно главной ценностью здесь является толерантность, терпимость. В Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО на ее 28-й сессии 16 ноября 1995 г., [4] записано: «терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и проявление человеческой индивидуальности (ст.1.1)»; "терпимость это не уступка, снисхождение или потворство. Терпимость — это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Ни при каких обстоятельствах терпимость не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности. Терпимость должны проявлять отдельные лица, группы и государства (ст.1.2); нетерпимость может принимать форму маргинализации социально наименее защищенных групп, их исключения из общественной и политической жизни, насилия и дискриминации по отношению к ним. Как гласити Декларация о расе и расовых предрасудках (ст.1.2), «все люди и группы людей имеют право отличаться друг от друга». Однако следовать этим и другим принципам молодежь может только на основе глубоких и объективных значений о культуре своего и других народов в России и вооружившись сведениями о социальной стратификации общества республики своей страны.
Система ценностей человека является основой его отношения к миру.
Ценностный мир каждого человека необъятен. Однако существуют «сквозные» ценности, которые являются основными в любой сфере деятельности. К ним можно отнести трудолюбие, доброту, честность, человечность. И падение значимости этих ценностей в тот или иной период истории всегда вызывает в нормальном обществе серьезное беспокойство. Теория ценностей жизни позволяет ответить на многие вопросы воспитального характера: о смысле жизни, ее подлинных и ложных ценностях, о жизненном оптимизме, о том, в чем состоит счастье человека.
На переломном этапе развития российского общества, когда жизнь чрезвычайно сложна и динамична, важно понять ценности, которыми руководствуются молодые люди и которые во многом определяют обыденное сознание и повседневные представления о настоящем и будущем вступающих в жизнь поколений.
В современном мире, когда одни ценности разрушаются, а другие едва выдерживают испытание временем, очень важен анализ жизненных планов и установок молодежи.
Находясь в промежуточной стадии в процессе упадка традиционной культуры, нравственные ценности все еще востребованы, ибо они питают дух молодежи.
Опыт народа, выработанный в ходе многовековой практики, отражают малые жанры фольклора. Для обозначения небольших по объему поэтических и прозаических произведений употребляются разные термины: паремии, афористические жанры, малые жанры, малые дидактические жанры, философские жанры. Приведем пример, региона Карачаево-Черкесской Республики, абазинского народа. У них они называются одним словом «ажважв» — «старое слово». В абазинской фольклористике их сбор и изучение начались довольно поздно. Изучением малых жанров занимались такие исследователи, как Т.З. Табулов, Н.Т. Табулова, В.Б. Тугов, В.Н. Меремкулов и др.
Еще А.М. Горький объяснял закономерность и целесообразность зарождения паремий: "Признано и установлено, что искусство слово родилось в глубокой древности из процесса труда людей. Причиной возникновения этого искусства служило стремление людей к организации трудового опыта в словесных формах, которые наиболее легко и прочно закреплялись в памяти в формах двустиший «пословиц», «поговорках», "трудовых лозунгов древности[5]«.
Афористические жанры стали багажом всеобщего опыта народа, средством исторического, трудового, семейного, общественного и психологического уклада.
Национальные установки людей являются следствиями сложного комплекса факторов. Среди них, помимо общих социально- экономических условий, идеологии, немаловажную роль играют традиции, обычаи, национальные чувства».
Социализация в процессе труда является составной неотъемлемой частью воспитания нового человека. Если в дореволюционном прошлом трудовое воспитание у адыго-черкесов, осуществлялось в семейно-общественном кругу, то за последнее время наряду с семьей эту функцию взяли на себя государственные учреждения и организации.
Основным вербальным выражением принципов и требований трудового воспитания являются народные пословицы и поговорки, сказки, притчи о труде.
По смысловому значению пословично-поговорочный массив о труде и трудолюбии в народном творчестве адыгов, черкесов делится на две группы: одобрительно-панегерическую и порицательно уничтожительную. Например, к первой группе относится пословица: «Дыщэр дыщэ зыщ1ыр пщ1энт1эпсщ» («Золото делает золотом труд»); «ЛэжьэкIуэфI и фIыщIэми жьыми яIуатэ» («О делах хорошего работника и млад и стар говорит»); «Дыщэр чэзэпк1э ягьэунэху, ц1ыхур IуэхущI афэкIэ зэхаху» («Золото испытывают кислотой, человека определяют по его делам»).
Вторая группа: «Жэщэрыдэ махуэрыдыхьэшх» («Ночью шьет, а днем смеется»); «ЖьэкIэ маисэ, лэжьыгьэк1э сэмэгу» («Языком, как острый нож, а вработе- левша»); «Мылэжьэф и гуахьуэкI бэлацэщ» («Кто не умеет работать, у того ручка вил лохмата»); «ЛэжьэкIэ мыщIэ щIакIэ и Iыхьэщ»- («Кто не умеет трудиться, тому достаются отходы, шелуха») и др.
Особую группу адыгских пословиц и поговорок о трудолюбии составляют параллели, в которых используется прием паралелизма: «Емыкьум епльи, дэзышэм еуэ» («Посмотри на того кто не тянет, а погоняй того, кто тянет»); «И анэ епльи ипхьу ккьашэ» («На мать смотри — на дочери женись»).
Кроме пословиц и поговорок народная педагогика широко пользовалось короткими рассказами, сказками и притчами, в которых содержались нравоучения о труде и трудолюбии. Например, рассказ «Трудовые деньги», в котором как бы сфокусирован весь комплекс методов и средств трудового воспитания: "У богатого отца был сын лентяй. Ел, пил, хорошо одевался и притом был расточителен. Тогда отец решил его проучить, отдал на работу в дальний аул за один золотой в год. Но хозяин, зная, что этот ребенок — сын богатых родителей, не застявлял его работать, кормил, пои, одевал. Через год с заработанным золотым юноша приехал к отцу. Отец взял золотой и бросил в реку, сын никакого внимания на него не обратил. Другой год прошел так же. На третий год он повез сына и отдал небогатому адыгу, не назначая никакой платы. Новый хозяин с первых дней до изнеможения заставлял работать сына. В конце года он дал ему два золотых и отпустил его домой. Пришел сын к отцу и отдал ему золотые. Тот взял их и только хотел бросить в реку, как сын бросился к нему и схватил его за руку: «Не бросай, отец, эти золотые в воду, они достались мне тяжелым трудом».
Такие короткие рассказы с подобными сюжетами не требовали много времени, они рассказывались от случая к случаю. Иногда требовался не весь рассказ, а напоминание о нем.
Огромное значение в воспитании имеют бытовые сказки, нартские сказания, песни, посвященные трудовому процессу.
Детей поощряли к работе тем, что после работы со взрослыми днем, вечером, перед сном, им расскажут новую сказку. Хороших рассказчиков называли «таурыхь ныбэ» («полный живот скзок»).
Рассказы, сказки, стихи, песни, помимо определенной морали, содержали знания об окружающей природе, об анатомии и повадках животных, о растениях, о профессиях, ремеслах, о секретах изготовления орудий труда.
Для подростков и юношей фольклорные произведения становились более сложными, остосюжетными, идейными. Примечательны в этом отношении мифы.
Мифы имеют большое воспитальное воздействие. Суеверный человек боялся любого проклятия, от кого бы оно не исходило, а чтобы не заслужить проклятие надо быть сдержанным, воспитанным, отличаться трудолюбием. А такими воспитателями могли быть уважаемые люди, об этом красноречиво говорят пословицы: «Бгьэр бгьэк1э ягьасэ» («Орла воспитывает орел»); «Джэду икьуэ дзыгьуащэщ» («Кота сын — ловец мышей»).
Народная система социализации детей и молодежи располагала в качестве средства трансмиссии трудовых традиций самыми различными способами, начиная от совета, разъяснения, одобрения и поощрения, и кончая поучением, назиданием, осуждением и наказанием. Устойчивость народных традиций позволяла использовать их всех в совокупности, а также вместе с другими средствами, в которые как основные компоненты входили те же детские и «деловые» игры.
Актуальность проблематики духовных ценностей определяется сложившейся ситуацией в стране и обусловлена преобразованиями в общественной жизни, переоценкой ценностей в сознании людей. Многое в новой ситуации, в новых ценностях способствует возрождению вечных ценностей и приводит к серьезным изменениям в общественном сознании.
Одной из основных проблем нашего общества является недостаточное внимание к вопросам воспитания молодежи, тогда как любовь Родине, Отечеству всегда была и является залогом сильной и могущественной державы и единой сплоченной нации. Все острее ощущается потребность в формировании личности, способной жить в гражданском обществе и вывести свою республику из экономического и социального кризисного состояния.
Молодежь как особая социально-демографическая группа является наиболее динамичной частью общества и характеризуется специфической ролью и место в общественной системе. Реализуя разные функции — воспроизводства, инновации — каждое новое поколение интегрируется в общество, заполняя различные позиции в его структуре. Под социальной интеграцией молодежи понимается: характер связи между обществом как целым и молодежью как его частью, возникающих в процессе включения этой социально-демографической группы в социальную структуру, направленных на поддержание устойчивых общественных отношений, а также совокупность процессов, определяющих различные формы внутригруппового единства молодежи. Резкое усиление социальной дифференциации, изменение структуры общественных отношений и последовавшие за этим интенсивные контакты современной молодежи с новыми социальными явлениями, делают межпоколенные различия значительными. В новых условиях социальной трансформации молодежь чаще отрицает опыт старших, чем его усваивает. Кроме того, кризисные процессы ухудшили положение молодежи, и поставили ее в конфликтные противоречения с обществом.
Формирование гражданского общества должно происходить в единстве процессов социального воспитания и социального развития личности как субъекта социальной деятельности и субъекта собственного саморазвития, самовоспитания, самореализации в социуме. Результатом этого процесса является обретение личностью гражданской позиции, основанной на высоких идеях и чувствах социальной ответственности.

ПРИМЕЧАНИЕ:

1.Режим доступа: Каган М.С. Философия культуры... — StudFiles.ru>preview/1770715/ – свободный – Заглавие с экрана – яз. рус.
2.Корыхалова Н.П. Кризисные тенденции в буржуазном массовом музыкальном воспитании. -М.: «Музыка», 1989, -С.8
3. Познание и заблуждение. Очерки по психологии исследования/ Э.Мах. -М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2015. -С.22.
4.Режим доступа: Декларация принципов терпимости... — un.orq>ru/documents/decl_conv/declarations/ – свободный – Заглавие с экрана – яз. рус.
5. Горький А.М. Об искусстве.//Собр. соч. в Т.28 Т.27. -С.142

RSS Subscribe to Комментарии на сайте http://bekizhevasaida.ru/ by Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://bekizhevasaida.ru/ © 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных