http://bekizhevasaida.ru/

ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ

ПРОБЛЕМЫ РАВНОПРВИЯ СТОРОН В СОСТЯЗАТЕЛЬНОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Важнейшее требование к деятельности судебной власти — справедливость. Обществу и каждому человеку нужен суд только справедливый, стоящий на стороне правды, ее активно защищающий и выражающий в своих решениях.
В уголовном процессе, где речь идет о преступлении и наказании, о защите от преступлений важнейших благ личности, справедливость приобретает повышенное значение. Несправедливый суд может причинить огромный вред как отдельному человеку, так и всему обществу.
Судебная власть оценивается как справедливая тогда, когда она применяет законы, признанные обществом справедливыми, разрешает дела, установив истину, достоверно выяснив их фактические обстоятельства, принимает решения в соответствии с познанными фактами и требованиями закона. Справедливый суд — это суд, где виновный обоснованно подвергается заслуженному наказанию, а невиновный обязательно оправдывается.
Закрепление в ст.10 Конституции Российской Федерации [1]принципа разделения властей и самостоятельности судебной власти наряду с властями законодательной и исполнительной создает нормативную и идейную базу для формулирования нравственных требований к представителям судебной власти. Судебная власть, действующая в сфере социальных и межличностных конфликтов, образующая необходимый компонент в системе «сдержек» и «противовесов», должна отвечать высоким нравственным стандартам, оправдывать ожидания общества.
Судебная власть должна быть равной для всех. Это нравственное требование, по сути, выражает уравнительный аспект справедливости. Однако требование обеспечения равенства в суде настолько важно, что оно специально выделяется законодательно и фигурирует в нравственном сознании общества.
Равенство сторон уголовного судопроизводства является необходимым условием для реализации принципа состязательности. Уголовное судопроизводство только тогда можно признать
состязательным, если стороны смогут активно и на равных доказывать свою правоту, оспаривать любое утверждение, любой факт, любое доказательство, давать им свою собственную интерпретацию, собирать и предоставлять доказательства, способствуя этим самым поиску истины и принятию законного и обоснованного решения суда. Именно в таком процессе суд будет выполнять роль арбитра, независимого от сторон либо организатора судебного процесса, который не имеет права подменять собой обвинение либо защиту.
Согласно постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. N 18-П -" В силу статей 46 — 52, 118 (части 1 и 2), 123 (часть 3) и 126 Конституции Российской Федерации судебная функция разрешения уголовного дела и функция обвинения должны быть строго разграничены, каждая из них возлагается на соответствующие субъекты. Возбуждение уголовного преследования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а в предусмотренных законом случаях — также потерпевшими. Суд же, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром".
В настоящее время довольно распространенным является подход, сторонники которого утверждают, что суд не должен осуществлять доказывание, а обязанность собирать доказательства — прерогатива сторон [2], а всесторонность, объективность и полнота исследования обстоятельств дела является теперь следствием принципа состязательности сторон, поскольку в споре рождается истина [3] и судье необходимо акцентировать внимание не на цели доказывания, а на процедуре доказывания [4].
Таким образом, суд (судья) не должен подменять стороны как в том, что касается определения предмета процессуального спора, так и того, какими доказательственными средствами этот спор разрешается. Он не обязан больше устанавливать объективную истину, но констатирует истину судебную. Суд обязан разрешить спор сторон на основании тех фактов, которые были установлены в ходе судебного следствия сторонами, поставить точку в судебном разбирательстве.
Например, при рассмотрении ходатайства на производство судебного следствия о допустимости (недопустимости) доказательств, которые перечислены в ст.74 УПК РФ, в обязательном порядке подлежат проверке судьей по правилам, предусмотренным ст.75 УПК РФ.
Своевременному выявлению и исключению из процесса доказывания недопустимых доказательств по уголовным делам законодателем придается огромное значение. Именно поэтому правило об исключении недопустимых доказательств действует на всех стадиях процесса. Согласно ч.4 ст.88 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации [5] суд также вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном ст. 234 и 235 УПК РФ, то есть в ходе предварительного слушания.
Полномочия судьи в области формирования доказательственных фактов ограничиваются полномочиями на отвод наводящих вопросов и вопросов, не относящихся в делу, которые задают стороны (ст.275, ч.1 УПК РФ). На судье лежит обязанность исключения из дела доказательств, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства (ст.335, ч.5 УПК РФ). При этом суд вправе для проверки формальной допустимости доказательства проводить судебные следствия. Только в этом случае будет оправданной инициатива суда в доказывании.
В формировании отраслевого процесса принцип состязательности выполняет следующие функции: а) он служит системо образующим методом построения юридического производства, создающим в итоге тот или иной тип (форму) уголовного процесса. Исторически таких типов три: розыскной (инквизиционный), где состязательности нет ни в предварительном расследовании, ни в суде; состязательный, в котором как досудебное, так и судебное производство строятся по правилам состязательности; смешанный, где предварительное расследование носит розыскной характер, а судебное разбирательство- состязательный. б) он определяет содержание той процессуальной деятельности, в которую он внесен в качестве основополагающего начала. Суть состязательности в самом общем виде заключается в разделении функций обвинения (уголовного преследования), защиты и разрешения дела между тремя участниками процесса — сторонами и судом; наделении противоборствующих сторон равными правомочиями в доказывании и предоставлении права разрешать спор сторон независимому органу правосудия.
В уголовном судебном разбирательстве состязательность означает строгое отграничение функции суда по решению дела от функций обвинения и защиты, каждую из которых законом возложили на конкретных участников процесса. В процессе возбуждения уголовное дело либо формулируя обвинение против определенного лица, суд неотвратимо оказывается на стороне обвинения и начинает выполнять сразу две функции — обвинения и разрешения дела. Это порождает неравенство сторон в уголовном процессе и нарушает конституционный принцип состязательности [6]. Эта трактовка принципа состязательности вызвала критику со стороны ряда ученых-процессуалистов. Они полагают, что если среди ученых нет единства в определении понятия функций, их количества, субъектов, которые выполняют определенные функции, то и «состязательность» нельзя понимать как разделение функций на три вида — разрешение дела, обвинение и защиту. По их мнению, состязательность представляет собой только способ исследования доказательств в судебном заседании и не более того.
Субъекты доказывания со стороны обвинения и защиты оценивают доказательства, исходя из своих позиций в деле, собирают и представляют доказательства они и только они, поэтому только стороны "знают представляемые ими доказательства и могут с известной авторитетностью судить о значении их для дела[7]. Задачей сторон является представление доказательств, способных убедить суд в правильности занимаемых ими позиций, при этом убеждающее воздействие доказательств зависит от их силы и объективного значения для дела.
В современных демократических политико-правовых условиях развития уголовно-процессуального законодательства, направленного, прежде всего, на реализацию конституционных положений РФ, обепечение состязательности и равноправия сторон (участников) уголовного судопроизводства, вопрос касающийся процессуального положения защитника, является более чем актуальным в связи с общей давно назревшей проблемой гуманизации и формированием охранительного типа судопроизводства.
Правовой статус защитника давно вызывал и вызывает востребованный интерес в научной среде процессуалистов, проявляясь в полярности различных точек зрений, свидетельствуя об особой значимости и одновременно неполноценности обеспечения правовыми гарантиями факта участия вышеназванной процессуальной фигуры в качестве равноправной стороны в уголовном судопроизводстве страны.
Равноправия сторон в уголовном судопроизводстве, как известно, предполагает наличие одинаковых процессуальных возможностей (средств) у стороны обвинения и, соответственно, защиты, главным образом в собирании доказательств. Однако на сегодняшний день в соответствии с УПК сторона защиты, как мы видим, не может рассматриваться в качестве полноправного участника даже в собирании необходимых для запланированного исхода дела фактов, не говоря о возможности участия в исследовании и проверке доказательств в ходе следствия перед беспристрастным судом. Поскольку сторона обвинения абсолютно не учитывая мнение стороны защиты самостоятельно, чувствуя себя «хозяином дела», отыскивает, приобщает к делу, исследует и оценивает доказательства, принимая при этом решения, ограничивающие в ряде случаев права личности.
В части 3 статьи 86 УПК РФ законодатель закрепил за защитником важнейшее право собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, опроса лиц с их согласия. Но законодатель не дает ответа на то, кто должен представлять предметы, документы и иные сведения, и как быть с теми ситуациями, когда лица отказываются от права предоставления информации, как правило, имеющей существенное значение по уголовному делу, о чем у защитника есть объективные основания так полагать. Предусмотрено также право истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представить запрашиваемые документы или их копии. Но помимо обязанных, есть множество других государственных и общественных структур, и здесь невольно вознивает вопрос, дадут ли они защитнику эти справки, характеристики и документы.
Наличие же каких-то преимуществ для защиты прав и законных интересов потерпевшего либо подозреваемого (обвиняемого) должно быть составляющей частью механизма такой защиты, вписывающейся в назначение уголовного судопроизводства (ст.6, ч.1 УПК РФ) и, соответственно, относящейся к средствам защиты, закрепленным на законодательном уровне, необходимым для уравнивания в целом возможностей по защите каждого из них с точки зрения назначения уголовного судопроизводства. Как, например, это имеет место в отношении принципа презумпции невиновности (ст.49 Конституции РФ и ст.14 УПК РФ), который для обвиняемого служит "гарантом от необоснованного обвинения и осуждения [8], поскольку отступление от него «порождает обвинительный уклон в деятельности органов расследования, прокуратуры и суда» [9].
Обратимся к судебной практике рассмотрения уголовного дела, возбужденного по признакам ст.322.2 УК РФ, по факту фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации и фиктивной регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации, по первой инстанции.
24 мая 2016 года мировым судом судебного участка №5 Промышленного района г.Ставрополь вынесено постановление, которым в удовлетворении заявленного обвиняемой Б. Д.И. ходатайства о признании недопустимыми доказательства — отказано.
24 мая 2016 года мировым судом судебного участка №5 Промышленного района было проведено предварительное слушание по ходатайству стороны — обвиняемой Б. Д.И. по признакам ст.322.2 УК РФ.
Данное ходатайство было заявлено в порядке ст.229, ч.3 УПК РФ при ознакомлении обвиняемой с материалами уголовного дела.
В ходе судебного следствия мировым судом судебного участка №5 Промышленного района не были исследованы доказательства: объяснение (л.д.10); протоколы осмотра места происшествия с выемкой (л.д.3-4); постановление о приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (л.д.34-35); рапорт об обнаружении признаков преступления (л.д.2); постановление об избрании меры пресечения (л.д.28) и др.
Проведение следственных действий, в частности, установление наличие или отсутствие по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, гарантирована ст.74 УПК РФ и осуществляется на предварительном слушании в порядке гл.34 УПК РФ.
Доказательства, представленные стороной обвиняемой Б. Д.И. подлежали в ходе судебного следствия, в обязательном порядке проверке судьей по правилам ст.75 УПК РФ.
Однако несмотря на это мировым судом судебного участка №5 Промышленного района г.Ставрополь не были реализованы полномочия, представленные ч.1 ст.229 УПК РФ, так как доказательства остались на этой стадии неисследованными в судебном заседании 24 мая 2016 года в ходе следствия.
26 января 2017 года мировым судом судебного участка №5 Промышленного района Б. Д.И. осуждена по признакам ст.322.2 УК РФ и назначено наказание в виде штрафа в размере 100000 (сто тысяч) рублей.
Данный приговор незаконный и несправедливый по следующим основаниям.
Фактические данные, установленные приговором суда от 26 января 2017 года по факту фиктивной регистрации гр. Айчепшевой А.М. по адресу: г. Ставрополь, ул.Социалистическая, д.9, кв.2, основаны исходя из фактических данных содержащихся в объяснении Б. Д.И. на листе уголовного дела 10.
Данное доказательство не было совместно с другими доказательствами исследовано по ходатайству обвиняемой Б. Д.И. о признании доказательств недопустимыми на предварительном слушании 24 мая 2016 года.
При этом на протяжении судебного заседания в ином судебном порядке (в открытом судебном заседании) обвиняемой Б.Д.И. неоднократно заявлялось ходатайство об исследовании данного документа в целях его проверки и оценки, как доказательство собранное с нарушением закона. Однако судом данный документ ни разу не исследовался в ходе судебных следствий по правилам ст.ст.74-75 УПК РФ.
А именно, данное объяснение на (л.д.10) получно с нарушением закона, так как инспектор П. А.Ю. 12.02.2016г. в 18ч, это было третьи сутки, чтоб забрать документы без расписки за предоставленные документы на обработку персональных данных (проверку) паспорта, которую мне не выдали по неизвестной причине. Б.Д.И. обманным путем она завела в другой кабинет, не отдавая паспорт, где Б.Д.И. написала объяснение в административном порядке как свидетель перед другим инспектором — Поповым, как было позже установлено. В объяснительном Б.Д.И. расписалась, но дату 12.02.2016г. не поставила. Этот документ на руки к начальнику УФМС СК Промышленного района г.Ставрополь не поступил. Нет сведений. Объяснение не соответствует по объекту носителю и форме закрепления объекта носителя требованию закона. По объекту носителю административное законодательство, по форме закрепления объекта носителя выглядит как объяснение, вместо протокола.
Данное обстоятельство свидетельствует, что объект носитель — это свидетельство о нарушении требований ст.28.2 Кодекса РФ об административном правонарушении. Так как, в протоколе должны быть отражены сведения о возбуждении производства об административном правонарушении; о разъяснении прав и обязанностей гражданину; дата составления протокола с распиской о вручении копии протокола физическому лицу.
На листе уголовного дела 10 инспектор Попов не имел право отбирать объяснение у Б.Д.И., так как не имел никакой информации в форме заявлений, решений руководства, протокола и др., которые должны предшестовать для дачи объяснения.
Как предусмотрено п.п.31 и 32 Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ и перечня лиц, ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для регистрации и снятия с регистрационного учета граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ, утвержденного постановлением Правительства РФ от 17.07.1995г. №713, Б. Д.И. не давала согласия на выявление фиктивной регистрации и не писала заявление, как заинтересованное лицо.
Также, в уголовном деле отсутствует решение руководителя или заместителя УФМС Ставропольского края Промышленного района для проведения такой проверки. Отсутствует мотивировочное заключение, которое составляется после завершения проверки, если таковая была (согласно п.п.50, 64 и 65 Приказа Федеральной миграционной службы от 21 марта 2014 года №208 «Об организации работы с обращениями граждан и организаций в Федеральной миграционной службе и ее территориальных органах»
Нет в уголовном деле справки, которая составляется в случаях наличия подтверждения события преступления, т.е. время, место, способ совершения преступления, согласно пукту 26 Инструкции по
делопроизводству в системе ФМС России, утвержденного приказом ФМС России от 08.11.2010г. №400.
Кроме того, в объяснении Б.Д.И. инспектор Попов проставил дату 16.02.2016г. Что также не соответствует реальной действительности. Это было 12.02.2016 года свидетель инспектор П.А.Ю. подтвердила, что паспорт она лично передала другому инспектору — Попову, тот в свою очередь его вернул Б.Д.И. после составления объснения. Это событие также подтвердил свидетель Б.З.Б. на строне защиты, который 12.02.2016г. вместе с ее родной сестрой Б. С.И. был в здании УФМС СК Промышленного района г.Ставрополь и видели, как инспектор П.А.Ю. завела Б.Д.И. в другой кабинет и там ее продержали долгое время.
К доводам мирового суда судебного участка №5 Промышленного района в инкриминируемом обвиняемой Б. Д.И. деянии необосснованно были прикреплены другие доказательства: показания свидетеля П.А.Ю.; показания свидетеля Попова Г.А.; показания свидетеля Золоторевой О.Г. (Т.1 л.д.41-44); показания свидетеля Колесниковой Н.В. (Т.1 л.д.55-56); показания свидетеля Горда И.Е. (Т.1 л.д.51-52); показания свидетеля Еременко А.В. (Т.1 л.д.49-50); протокол осмотра маста происшествия (Т.1 л.д.4); рапорт об обнаружении признаков преступления (Т.1 л.д.2) и др.
Даты составления рапорта об обнаружении признаков преступления от 16.02.2016г. докладной записки инспектором П.А.Ю. от 18.02.2016г. и объяснения Б. Д.И. от 12.06.2016г. разняться. Данным обстоятельствам судом не дана этим существенным фактам никакая оценка.
Также при ознакомлении Б. Д.И. как подозреваемой с материалами уголовного дела л.д.88-89 в протоколе имеется запись, что двоюродная сестра С. М. М. проживала в этом домовладении (ул.социалистическая, д.9, кв.2) с гр. Айчепшевой А.М. Однако дознаватель не посчитал нужным ее допрашивать как того требует ст.88, ч.1 УПК РФ, чтобы суд мог их оценить в судебном заседании. Кроме того, дознавателем не реализована ст.192 УПК РФ проведение очной ставки если имеются существенные противоречия между допрошенными лицами. Так, суд по вине дознания лишена осталась возможности в реализации п.3 ст.6 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней», утвержденного Европейским судом по правам человека. В частности, право подозреваемого на допрос показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.
На протяжении судебного заседания начиная с предварительного слушания и открытого судебного заседания судья Лукинова О.Г. открыто заняла позицию стороны обвинения. Ни разу не исследовала ни одного доказательства на заявленные обвиняемой Б. Д.И. ходатайства о признании недопустимыми доказательства.
В отношении Б. Д.И. было составлено два протокола об административном правонарушении, чтобы она молчала, так как выгода судьи на исследовании доказательства протокола осмотра жилища на л.д.4 выборочно мотивированно ее заинтересованностью в исходе данного уголовного дела. Неоднократно в открытом судебном заседании обвиняемой Б. Д.И. заявлялись ходатайства об отводе судьи, которые также остались проигнорированными мировым судьей судебного участка №5 Промышленного района Лукиновой О.Г.
Указанные выше обстоятельства свидетельствуют о заинтересованности мирового судьи судебного участка №5 Промышленного района в исходе уголовного дела, повлекшие ухудшение положения обвиняемой по уголовному делу и нарушения прав, свобод и охраняемые законом публичных интересов на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своего доброго имени и др.
По данному факту в Промышленный районный суд г.Ставрополь для рассмотрения направлена апелляционная жалоба приговор мирового судьи судебного участка № 5 Промышленного района г.Ставрополь от 26.01.2017г.
Суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, представляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнения их процессуальных функций.
Именно независимость суда и равенство сторон является сущностью принципа состязательности процесса.
Однако в сложившейся судебной практике имеются отклонения от реализации этих принципов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Конституция Российской Федерации. –М,: Юридическая литература. -1993. -640с.

2. Григорьева И. Принципы уголовного процесса и доказательства.// Российская Юстиция. -1995. -№8. -С.40; Панько Н.К. Деятельность адвоката-защитника по обеспечению состязательности. Воронеж. -2000. -С.55.

3. Подольный Н. Новый УПК — новая идеология уголовного процесса // Российская Юстиция. -2002. -№11. -С.8.

4. Комарова Н.А., Лукашевич В.З. Принцип состязательности и равноправия сторон должен быть эффективным средством установления истины в судебном разбирательстве // Правоведение. -2001. -№3. -С.73-74.

5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. -М: Проспект, КноРус. -2016. -256с.

6. Вишнякова Г.Ю. Состязательность и равноправие сторон как гарантия судебной защиты// Молодой ученый. -2005. -№4-С.453-455.

7. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2-х Т. Печ. по 3 изд., СПб., 11910. СПб.: Альфа. -1996. Т.2 — С.211.

8. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. М.: Изд-во Эксмо. -2006. -С.83.

9. Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса (вопросы теории и практики). М.: Юрид. лит. -1971. -С.114.

RSS Subscribe to Комментарии на сайте http://bekizhevasaida.ru/ by Email

Мета

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://bekizhevasaida.ru/ © 2018 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных